Электронная почта.

 

Старая, больная кошка напоминала детскую плюшевую игрушку основательно полежавшую на помойке. Выползла из своего укрывища на запах моей похлебки. Что-то в том, как она приволакивала левую заднюю лапу, напомнило острую боль в ноге, не покидающую меня последнее время. Наверное, это разбудило зародыш старческой сентиментальности, заставив поделиться с ней несколькими ложками супа, наполнив пустую консервную банку почти на треть.

Пока еда не остыла кошка терпеливо ждала неподалеку, благодарно мурлыкая. Насытившись, она улеглась напротив меня по другую сторону костра и окончательно потеряла цвет. Как в мультике. Только черный и красный. То есть красный отблеск костра рисовал кошачьи очертания, отмывая их из темноты. А потом кошка уснула. И напрасно.

Так далеко от жилья воробьи обычно не встречаются. Скорее всего они следили за мной, хотя не исключено, что кошка забралась в эту глушь спасаясь именно от этой стайки. Спасти ее было уже невозможно. В мгновение ока больное животное покрылось слоем кровожадно-галдящих перьев, успев издать совсем короткий, но очень громкий крик отчаянья и предчувствия боли, отдаленно напоминающий крик насилуемой женщины.

Через пол-минуты от кошки остался только окровавленный скелет, который мне пришлось подцепить палкой и отбросить подальше в лес. Только бы Рыжий не услышал! Проклятые воробьи! А ведь я еще помню времена, когда они были совсем безобидными поедателями тараканов и хлебных крошек.

Ладно, будем надеяться, что насытившись они улетят поближе к человеческому жилью и мне не надо будет опасаться за жизнь, даже если я окончательно ослабею. Впрочем, если я настолько ослабею, то выжить в здешних местах вряд ли удастся. Так что воробьиный вариант смерти - не самый плохой, хотя, конечно, один из самых противных.

Зря это я о грустном. Все пока еще совсем неплохо. Ну немного побаливает нога. Идти это совсем не мешает. А бегать и вовсе незачем. Попробуй на бегу отыскивать следы! Нет уж. Я потихонечку. Будет время отдохнуть, подумать, найти правильный путь.

Я мудрый. Старость, к счастью, может компенсироваться мудростью. Нет, это не пустое бахвальство. Просто я еще существую значит достаточно мудр для этого. Слабости здесь не прощают, ну а тем более не прощают глупость. Проявление сентиментальности, конечно, трудно назвать умным поступком. Но только на первый взгляд.

Не стоит подавлять свои чувства. Надо научиться ими правильно пользоваться. Моя сентиментальность только что помогла мне. Теперь я предупрежден об опасности. Предупрежден значит вооружен.

Это посильнее пулемета, который норовят прихватить с собой в дорогу новички. Маются с ним потом всю дорогу и продают за бесценок в ближайшем поселении. В первом походе все теряют свои иллюзии и, либо ломаются и уходят, либо становятся в конечном итоге настоящими пакетменами.

Мне повезло, мой учитель взял меня с собой, когда я был еще совсем ребенком. Так лучше. Обучать гораздо проще чем переучивать. И Рыжего я взял совсем еще мальчишкой. Зато еще пару переходов и можно спокойно остаться навсегда в каком-нибудь тихом городе, а он пойдет дальше. Или наняться в конце концов в управление. А что, работа не пыльная! Езди себе по одной и той же дороге на джипе, вози такие же капсулы с информацией как в моем рюкзаке. Туда и обратно, туда и обратно... Почти никакого риска. Да и ребята в команде в основном из бывших пакетменов.

А пока подьем! Рыжий наверное уже поднялся. Нехорошо так уж сильно от него отставать. Во-первых лузеры. Если нападет целая деревня, то может просто не хватить патронов, а перезарядить не успеешь. Во-вторых если я собираюсь еще совершить пару переходов то не стоит показывать собственную слабость.

Накаркал! Выстрелы! Скорее, бегом! Предвкушение драки кружит голову как молодое вино. Впереди небольшая рощица. Скорее всего, это где-то там. Осторожненько, прячась за деревьями, бесшумно подкрадываюсь к опушке. Вот он Рыжий. Хорош! Изображает белку, спасшуюся от собак на высоченном дубе. Белка песенки поет, да орешки все грызет. Не простые орешки-то! Девяти миллиметровые со свинцовыми ядрышками в медных скорлупках.

Лузеры. Нескольким орешки явно не пришлись по душе. Вон тот получил свою порцию совсем недавно, судя по кровяному фонтанчику бьющему из шеи. Забавно, кровь вылетает какими-то уродливыми плевками, словно уставшее от всего этого безобразия сердце плюется прямо в небеса.

Остальные прячутся за деревьями, изредко пуская стрелки, обмазанные сонником кашицей, которую они готовят из огромных пауков. Одна такая стрелка способна парализовать взрослого человека на пару часов. Так уж и быть помогу ему. Он и сам может справиться, но уйдет слишком много времени и сил, а идти еще далеко. Конечно, вдвоем сподручнее. Поэтому почти все пакетмены ходят по двое. Учитель и ученик. Рыжий тоже должен взять себе ученика после того как я останусь. Лучше крепкого мальчишку. Только такого, которому больше ничего не осталось. Из таких можно сделать неплохого пакетмена. Как сам Рыжий.

Не стрелять. Тихонько, ползком от одного лузера к другому. Левой рукой зажимаем рот, чтобы не успел закричать, а ножиком, зажатым в правой руке, коротко и твердо проводим по горлу. Стук падающего тела и неясные хрипы и всхлипывания. Симфония смерти, дарующей жизнь.

Ну вот, вроде и все. Рыжий, слезай! -, кричу я человеку-белке, он проворно спускается с дерева и подходит, слегка отдуваясь и смахивая капельки пота. Пошли посмотрим, тут где-то должна быть их деревня. Мужчин мы убили, там должны быть только женщины и дети. Может найдем немного пищи, а то наших запасов может до города не хватить.

Деревню найти несложно. Лузеры не особенно старались скрывать свои следы. Глупые. Надеялись, что такой толпой они запросто одолеют пакетмена. Ну вот, остатки телеграфных столбов вдоль поросшей кустарником тропинки, бывшей когда-то дорогой, покрытой асфальтом, по которой всего полтора века назад деловито сновали блестящие автомобили на нефтяном ходу.

А вот и серые пятна полуразвалившихся щитовых домиков. Типичное обиталище лузеров. Судя по крикам, нас явно не ждали, а вот эти завывания признак того, что они догадались о судьбе своих мужчин. Не будем спешить, пусть убегают поскорее.

Пусто! На первый взгляд. Приглядевшись, замечаем старика, видимо не сумевшего уползти в лес и пытающегося сейчас попасть в нас из своей старинной духовой трубки. Не стоит убивать. Просто подойти и сломать его видавшую виды трубку. Теперь безопасно.

От дома к дому. В поисках сьестного. А может это лузеры, которые не научились заново земледелию и живут охотой и собирательством? Не похоже. На подступах к деревне я заметил что-то явно напоминающее грядки. Значит хотя бы картошка у них должна быть.

Нашли! Целая куча бобов! Лузеры не успели унести с собой. Возьмем немного. Всего на пару дней. Им тут еще много останется.

Пора уходить. На всякий случай проверим, что там в другой комнате, неплохо бы еще разжиться парочкой картофелин. Запах в комнате довольно приятный. Запах сена.

Весь пол в комнате покрыт толстым слоем сухой травы. Тут у них, наверно, спальня. Теперь понятно почему здесь осталась пища. Просто не успели унести. Хозяйка мирно спит в уголке комнаты.

Проспала, милая! Молодая лузерка испуганно смотрит на нас, хлопая ресницами огромных карих глаз. Совершенно не стыдится своей наготы. Как и все лузеры. Когда-то они были обычными людьми, просто потеряли память. Говорят, что если взять грудного младенца-лузера, то можно вырастить обычного человека. Только кому это нужно? В городах и так перенаселение, да и что с родителями делать? Убивать? Нет уж, пусть все будет как есть.

Красивая. Длинные волосы, крепкая девичья грудь, тонкая талия и приятное личико. Совсем не грязная.

Рыжий такое видит впервые. Бедный, представляю, что он сейчас чувствует. Сел перед ней на колени с дурацкой улыбкой на губах. Протягивает руку, пытается что-то сказать. Странно, она не рычит и даже не шипит в ответ. На лице что-то вроде подобия улыбки. Совершенно нетипичное для лузеров поведение. На всякий случай отхожу на два шага и прижимаюсь к стене. Как раз вовремя.

Ловушка! С секундным опозданием кричу я, закрывая лицо рюкзаком и вставая между окном и Рыжим. Почти успеваю уклониться от целого роя маленьких стрелок, залетевших в комнату через окно. Этого почти достаточно. Одна стрелка царапает мое прикрытое благородными сединами ухо.

Теперь на целый час обездвижен. Ромео, чертов! Джульета тоже преображается. Но вместо того, чтобы выпить яду и упасть рядом с любимым, издает обычное для лузеров свирепое рычание и пытается разможжить поверженному пакетмену его посеребренную голову. Мою, то есть.

Но ученик не дремлет. Он уже успел стряхнуть с рюкзака стрелки и даже вытащил револьвер. Такая красота безусловно достойна искусного выстрела. Делает ей аккуратненькую дырочку во лбу ровно посередине. Словно открывает третий глаз. Посмотри, дорогая на то, что ты наделала! Посмотри своим новым, только что подаренным людьми зрением. Может быть, наконец-то что-то поймешь?

Несколько лузеров, два старика, женщина и мальчик-подросток, успели забраться в комнату через окно. Рыжий тратит ровно по одной пуле на каждого и, подбегая к окну, разок стреляет по теням у соседних домов. Хочет таким образом выиграть пару минут, чтобы приготовиться к отступлению.

Я не особенно тяжелый, да и Рыжий силен как черт! Привязывает меня к себе так, чтобы руки оставались свободными. Запах гари. Глупые лузеры вообразили, что мы какие-нибудь барсуки и пытаются нас выкурить? Или они просто хотят поговорить с Рыжим на языке огня? К сожалению, он не знает язык огня.

Но два его револьвера отлично знают! Простреливает несколько дырок в стене и сильным ударом ноги делает нам проход в неожиданном для лузеров месте.

Словно Зевс-громовержец. Идет, стреляя по сторонам во все, что движется. Весь в дыму, в отблесках девяти-миллиметровых молний. Старики, женщины и дети вот прощальный ковер, который он сам себе расстелил для этого торжественного ухода. Никто даже не успел поднять свою духовую трубку.

Пришлось поработать сегодня. Мы сидим на полянке. Я прислонен к дереву. Вот-вот должен получить свое тело назад. Голова уже двигается. Глаза Рыжего подозрительно блестят. Несладко ему пришлось.

Извини, сынок! То, что ты увидел сегодня невозможно обьяснить. Это часть нашей профессии. Не говори ничего. Просто прими к сведению. Зато теперь ты - настоящий пакетмен. Я тебе не нужен.

Мне больше нечему тебя учить. Найдешь себе в городе какого-нибудь смышленого мальчишку и возьмешь его в ученики. Так и пойдете дальше. Одна капсула с информацией у него, одна у тебя в кармане и остальные копии в рюкзаке. От города к городу. Останавливаясь только обменяться информацией в городских почтовых коллекторах, получить новое направление и немного отдохнуть.

Потому, что мы кровеносные сосуды человечества. Благодаря нам мир скоро вновь станет единым целым.

А я смогу отдохнуть.

Так устаешь, когда по тебе непрерывным потоком хлещет кровь.

 

2004 Дмитрий Цыплаков

tel: 054-4480512